Звоните: + 7 (812) 934-79-05
   Пишите: artlitmix@mail.ru
   Заказать обратный звонок

Дунай Наталья. КОЩЕЙ. Книга 1 / Наталья Дунаевская. — СПб, 2021. —

282 с.

facebook: @Natalidunai


ХТОНИЧЕСКИЙ ИРИЙ И ЕГО ГЕРОЙ

Роман Натальи Дунай «Кощей» интригующ – уже начиная с заголовка. От этой книги сразу же веет некой сказочностью, чародейным колдовством и тайной. И это действительно так. Сказочное тут есть, и оно определяюще. Если вы ждёте повествования о злых чарах, магии, волшебниках, рассказа о таинственных зельях, крестражах и заклятиях – смело забирайте эту книгу с полки – она ваша!

Но, вместе с тем, это произведение – отнюдь не детское. Так же, как вряд ли вы отнесете к детской литературе роман «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Вечера на Хуторе близ Диканьки» Гоголя, «Кентавр» Джона Апдайка или произведения Теодора Амадея Гофмана. И упоминание в этой связи замечательного романа Михаила Булгакова в первую очередь – совсем не случайно. Несмотря на то, что по своей стилистике роман «Кощей» - пока ещё малоизвестной широкому кругу читателей писательницы Натальи Дунай – легче всего и обоснованнее было бы соотнести с творчеством таких популярных мастеров русского постмодернизма, как Виктор Пелевин или Павел Пепперштейн. В «Кощее», так же, как, например, в «Проблеме верволка в Средней полосе» Пелевина, в «Американской дырке» Крусанова или особенно – в «Мифогенной любви каст» Пепперштейна, мы находим каррикатурированные образы сказочно-мифологических героев. Здесь мифологическая подоплёка героев также обыгрывается в самостоятельном ракурсе и осмыслении, с юмором и налётом сатиры на современную социально-общественную ситуацию в России, повседневный полукриминальный быт и чад нашей провинциальной глубинки.

Но с романом Михаила Булгакова произведение Натальи Дунай роднят более глубинные связи.

В чём, собственно, заключается основной сюжет «Мастера и Маргариты»? – Вспомним! В Москву, как средоточие, главную обитель зла, нисходит из недр адских собственной персоной их владыка, Афраний, названный здесь Воландом. Он проводит ревизию сего места, излагая философскими сентенциями свои выводы от увиденного. Люди, мол – всё такие же. Только квартирный вопрос их испортил да вездесущий домком. Созданный Натальей Дунай образ Кощея – свой автохтонный бог зла и возмездия, также явившийся в наш мир для восстановления справедливости и суда над падшими. На фоне поросшей мхом разложения и бандитского беспредела российской провинциальной хтони, её жутких ядовитых испарений и тяжёлых запахов и вибраций, некто, явленный читателю как допотопный Кощей, возвращает на вверенной ему территории покой и порядок, помогая обиженным и оскорбленным, устраняя разухабистую криминальную спайку отпетых душегубов и проходимцев с полицейской «крышей». Отечественный литературный супермен, представленный Натальей Дунай, не слишком колоритен и всемогущ. По воздуху не летает. Волшебной палочкой не машет. И ворожейной абракадабры от него не услышать. Но свою главную,

присвоенную ему автором, функцию он выполняет исправно – становясь средоточием радения российского общественного самосознания о справедливости, возмездии и наведении порядка. Пожалуй, можно увидеть в этом герое даже некоторую своеобразную авторскую трансформацию пушкинского Дубровского, крестом судьбы ввергнутого на тернистый путь по «большой дороге», выступающего в защиту сирых и убогих.

В русских народных сказках, в древней культурной традиции Кощей олицетворял собой Хозяина Запределья, властителя царства смерти. В изображаемом в романе пространстве бытия современной российской действительности запределье словно само сошло в наш мир, упыри и покойники стали его частью. И потому самому исчадию Тартара следует явиться сюда для наведения порядка, отделения зерен от плевел. Ему не нужна помощь весёлых помощников, ему не нужно «поднимать веки» - он и без того всё ясновидит, яснолышит и яснознает. И, конечно же, вызывает симпатии читателя не столько своей демонической силой или магическими способностями, сколько суровой убежденностью следовать идеалам своей правоты, соотносимой с вожделеемой народным самосознанием Правдой. «В чём сила?», - припоминается ставшее крылатым и общелюбимым, - «Сила в Правде! У кого Правда – за тем и Сила!». Согласно Проппу, народная сказка отражала чаяния народного сознания по вмешательству чародейных волшебных сил и восстановлению справедливого миропорядка, чаще – через обретение героем неких волшебных атрибутов и обладание их магическими свойствами. Уходя в Тридесятое Царство Смерти, а затем воскресая, герои сказок становятся как бы живыми представителями иномирия, обладают сказочной силой, непобедимостью и бессмертием. Сказочный герой Натальи Дунай предстаёт перед нами как раз таким былинным богатырём, с тёмным, потусторонним, инфернальным дном, грозным, опасным, но стоящим за Правду и – не «понятия», но основы бытия. Продолжая тем самым булгаковскую традицию изображения карающего и неумолимого, но справедливого отрицательно-положительного героя.

Роман «Кощей», очевидно, задуман как литературный сериал, с развитием сюжетных линий главных героев, с появлением и вплетением в фабулу новых персонажей и характеров. Так что ждём от неё продолжения!

Эта книга будет интересна самому широкому кругу читателей: и как увлекательное чтение, и как хороший повод поразмыслить над отраженными в ней ментальными метакодами коллективного сознания и подсознания, морфологией тысячелетних народных чаяний и устремлений. Александр Траберт

Написать отзыв

Примечание: HTML разметка не поддерживается! Используйте обычный текст.
    Плохо           Хорошо

ДУНАЙ НАТАЛЬЯ. КОЩЕЙ.

  • Производитель: ЦСЛК
  • Модель: 9785600028081
  • Наличие: Есть в наличии
  • 285р.


0 отзывов / Написать отзыв